В настройках Вашего браузера отключен Javascript...
А это значит, что мы точно сработаемся!


В любом случае, рекомендуем Вам проверить настройки.
Юридическая компания ДАМОВА
Закрыть
01 /04 /2014 Аналитика:
К вопросу о принципе добросовестности
В настоящей статье рассматриваются некоторые особенности понимания и применения принципа добросовестности в гражданско-правовых отношениях. Вопрос изучения принципов, и в частности принципа добросовестности, продолжает оставаться актуальным. Автор раскрывает закрепление принципа добросовестности в Гражданском кодексе Республики Беларусь и Российской Федерации. Для выяснения данной особенности предлагается использовать онтологический, аксиологический и системный методы, применяя которые можно определить цель конкретных гражданских правоотношений, границы гражданских прав и обязанностей, их внутреннее содержание и свести данное многообразное гражданское правоотношение к основным началам (принципам). 
Подробнее
Беспалый Юрий Николаевич
к.ю.н, доцент кафедры философии
УО «Белорусский государственный университет культуры и искусств»


В настоящей статье рассматриваются некоторые особенности понимания и применения принципа добросовестности в гражданско-правовых отношениях. Вопрос изучения принципов, и в частности принципа добросовестности, продолжает оставаться актуальным. Автор раскрывает закрепление принципа добросовестности в Гражданском кодексе Республики Беларусь и Российской Федерации. Для выяснения данной особенности предлагается использовать онтологический, аксиологический и системный методы, применяя которые можно определить цель конкретных гражданских правоотношений, границы гражданских прав и обязанностей, их внутреннее содержание и свести данное многообразное гражданское правоотношение к основным началам (принципам).

Y. Bespalyj
This article shows some features of the understanding and using of the principle of good faith in civil relations. The issue of further studying of these principles, and in particular the principle of good faith continues to be important. The author reveals the implementation of the principle of good faith in the Civil Code of the Republic of Belarus and the Russian Federation. To clarify this feature are encouraged to use the ontological, axiological and systematic methods, which can be used for determination of the specific purpose of civil relations, the boundaries of civil rights and obligations, its internal content and then bring this diverse of civil matter to the fundamental principles.

Понятие «добросовестность», ее применение в регулировании гражданско-правовых отношений всегда вызывало разнообразные суждения среди исследователей. Часть из них, отстаивающие идеи и позиции позитивного права, отрицали возможность применения к регулированию гражданско-правовых отношений понятия «добросовестность», которое рассматривалась ими как «каучуковая» «открытая», морально-нравственная норма, имеющая субъективное содержание. Другие, наоборот вопросу применения добросовестности в регулировании гражданско-правовых отношений уделяли особое внимание. В Российской Федерации этому вопросу были посвящены исследования С.А.Красновой, Л.В.Щенниковой, Д.В.Дождева, К.С.Скловского, В.В.Витрянского, В.И.Емельянова, Ю.В.Виниченко, В.А.Белова, Ю.К.Толстой и др.

В Республике Беларусь данной проблематикой занимаются В.А.Витушко, В.В.Подгруша, Н.А.Бондаренко, Г.А.Василевич, Т.А.Корень, Ю.Н.Беспалый и др. Концептуальное понимание принципов гражданского права, как самостоятельного института и фундамента всего гражданско-правового регулирования общественных отношений, предложено В.А. Витушко. Еще два десятилетия назад он утверждал, что, социальные, в особенности гуманистического характера, оценки и характеристики все более пронизывают современное гражданское право развитых стран. Эта тенденция права готова, уже очевидно, перерасти в новое качество системы гражданского права. Такая система будет опираться не на нормы и институты индивидуализирующего и товарно-денежного характера, а на принципы, преобладающее значение в которых будут иметь принципы общечеловеческого гуманистического характера — добросовестности, разумности и справедливости. Все названные принципы в системе построения гражданского законодательства должны быть закреплены в виде основных норм и нормативных актов. Например, в новых гражданских кодексах они должны закрепляться в их первой главе, которая станет фундаментом и центральной идеей всех других гражданско-правовых норм и институтов [1, с.57].

Развитие науки гражданского законодательства Беларуси привело к принятию в конце 90-х гг. XX в. Республики Беларусь основополагающих гражданско-правовых актов, прежде всего это Гражданский Кодекс Республики Беларусь, принятый 7 декабря 1998г. В Гражданском кодексе Республики Беларусь введена статья 2 «Основные начала гражданского законодательства», под которыми понимается система принципов, определяющих и регламентирующих гражданские отношения. В данной статье указано: «Добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагается, поскольку не установлено иное (принцип добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений» [2]. Таким образом в Гражданском кодексе Республики Беларусь закреплена презумпция добросовестности и разумности участников гражданских отношений.

Принцип добросовестности закреплен далее по тексту кодекса в нормах многих институтов, более чем 60 статьях. В статье 9 «Пределы осуществления гражданских прав» Гражданского кодекса Республики Беларусь принцип добросовестности конкретизирован в институте запрета на злоупотребление правом: "В случаях, когда законодательство ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права добросовестно и разумно, добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений предполагается«[2].

Подводя итог, можно констатировать: что во-первых, в Гражданском кодексе Республики Беларусь, принцип добросовестности, употребляется совместно с принципом разумности, во-вторых, как принцип он выражен в ст.9 «Пределы осуществления гражданских прав», в-третьих, как презумпция закреплен в статье 2 «Основные начала гражданского законодательства». Также необходимо заметить, что отражение принципа добросовестности и разумности в Гражданском кодексе Республики Беларусь достаточно традиционно: сохраняется традиция советской цивилистики, без учета международного опыта и достижений римского частного права. Нормы конкретизирующие принцип добросовестности, содержатся в институте добросовестного владельца, компенсации морального вреда, недобросовестной конкуренции. Такое незначительное нормативное закрепление является объектом научных дискуссий и критики белорусской цивилистики. Данная ситуация сказывается и на правоприменительной деятельности, в частности судебной власти, которая с «опаской» относится к использованию в судебных постановлениях принципа добросовестности и разумности. Но, несомненным достижением белорусской цивилистической мысли является включение принципа добросовестности и разумности, которое стало одним из первых на постсоветском пространстве, в статью «Основы гражданского законодательства» Гражданского кодекса.

Изменения и дополнения, внесенные в Гражданский кодекс Российской Федерации федеральным законом от 30.12.2012 N 302-ФЗ (в части принципа добросовестности), требуют от всех участников гражданского оборота добросовестного осуществления гражданских прав, которое должно основываться на уяснении принципа добросовестности.

Исходя из достижений теории и принятой доктрины, необходимо уяснить, что данный принцип должен пониматься и применяться системно, комплексно. Это значит, что устанавливать содержание, круг объективных факторов, обстоятельств, рассматриваемых при применении принципа добросовестности должен осуществляться с учетом иных основ гражданского законодательства, т.е. принципов. Для выяснения данной особенности автор предлагает использовать онтологический, аксиологический и системный методы, применяя которые можно определить цель конкретных гражданских правоотношений, границы гражданских прав и обязанностей, их внутреннее содержание и свести данное многообразное гражданское правоотношение к основным началам (принципам).

Особенность принципа добросовестности, заключается в том, что он направлен на защиту тех участников гражданского оборота, которые несут обязанности, т.е. являются должниками. Онтологически понятно, что должник не имеет достаточных способов и мер защиты против кредитора. Его обязанности корреспондированы правом кредитора, т.е. его действия всегда детерминированы. Учитывая, что меры ответственности, установленные Законом, всегда направлены на защиту кредитора, должник должен исполнять свои обязанности точно таким способом, как это прописано в тексте законодательства. Для должника не остается выбора исполнения обязательства или изменения его. В силу различных объективных обстоятельств должник не может исполнить свои обязательства , так как это предусмотрено договором или законом, он исполняет их наиболее возможным способом, Но, даже в случае «минимального», «неточного» исполнения в отношении должника наступает гражданско-правовая ответственность. В этом случае меры его ответственности несоразмерны с убытками (ущербом) причиненными кредитору.

В то же время «вина кредитора», «просрочка исполнения кредитором» не могут быть использованы для защиты должника, т.к. данных оснований для освобождения от гражданско-правовой ответственности кредитор может не допустить. В случае подобных допусков из статуса кредитора участник гражданского оборота переходит в статус должника. Таким образом учитывая динамику гражданских правоотношений, их диспозитивность следует заключить, что должник перед кредитором «остается практически беззащитным» [3].

Общественные отношения являются отправным базисом для правового регулирования, правоотношение необходимо рассматривать как идеологическую форму имущественного (личного неимущественного) отношения, возникающую в результате правового регулирования данного отношения и существующую самостоятельно, наряду с ним. В этом смысле правоотношение есть явление надстроечное, подвергаемое правовому регулированию, а общественное отношение — базисное [4, с.118]. Из этого вытекает, что необходимо иметь некое мерило, оценку общественных отношений и это мерило, оценка должна быть правовой (Правом).

Принцип добросовестности в таких случаях, помогает вывести регулирование гражданско-правового отношения из формально-определенных границ, он предоставляет правоприменителям возможность «измерения», «определения масштаба», «мерила» сложившихся отношений между участниками гражданского оборота. При этом, принцип добросовестности не является неким не правовым критерием, как норма-принцип он введен в действующее гражданское законодательство. Необходимо заметить, что такое понимание принципа добросовестности намного шире, чем ранее существовавшее в доктрине мнение, о возможности применения его при аналогии права. Принцип добросовестности есть основа правового регулирования, наиболее широкая граница возможного правоприменения. Именно принцип добросовестности дает возможность праву охватить гражданское правоотношение во всем содержании и динамике.

Цели правовых норм и, соответственно, вытекающих из них субъективных прав можно определить только в результате анализа общественных отношений, регулируемых этими нормами, толкования данных норм, выяснения сущности и содержания правоотношений, в содержание которых входят эти права. Участники гражданского оборота всегда вступают в отношения с целью достижения определенного блага, достижение которого опосредованно гражданским правоотношением. В свою очередь, правоотношение имеет своей основной целью достижение справедливого, правового результата, реализации принципа формального равенства (справедливости).

В гражданских правоотношениях справедливость зачастую выражается как эквивалентность, соразмерность, пропорциональность, равная цена за равный товар (работу, услугу), равенство объема прав и обязанностей и т.д.. Такая цель правоотношения устанавливает, что участники должны прилагать совместные усилия как к достижению общей цели, так и к достижению собственных целей, т.е. получению определенных благ (товаров, работ, услуг, денежного эквивалента). Действия участников, должны соответствовать определенным нормам и правилам. Но, в любом случае, их действия должны быть добросовестными, т.е. заботливыми по отношению к правам и обязанностям друг друга, иначе достижение целей определенного правоотношения становится вероятным, а не реальным.

Добросовестность вытекает из корреспондирования прав и обязанностей участников гражданского оборота, а также из необходимости достижения собственной цели, Это значит, что достижение цели гражданского правоотношения генетически обусловлено необходимостью добросовестных действий участников. «...Добрая совесть означает осмотрительность, разумную осторожность, уважительное отношение к праву контрагента, исправное выполнение своих обязанностей и пр. В этом смысле она может быть отождествлена с каждым из этих качеств или с их комбинацией» [5, 81]При смысловом сопоставлении добросовестности и заботливости выясняется, что заботливость предполагает необходимое участие в пользу другого лица, добросовестность — исключение всякого умысла в своих действиях. Лицо, проявляющее заботу в отношении контрагента, по своей инициативе проявляет доброе начало, что является необходимым условием достижения цели гражданского правоотношения, а добросовестность включает в себя заботливые действия по отношению к контрагенту. Поэтому, заботливость можно рассматривать как форму, модус добросовестности.

Согласно ст.401 Гражданского Кодекса Российской Федерации «Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло меры для надлежащего исполнения обязательства» [6, с.110]. Таким образом, вводится условие определенного поведения, освобождающего от ответственности. Принимая во внимание, что в данном случае вина является субъективной стороной добросовестности, необходимо обратить внимание на пункт 3 статьи 1 «Основные начала гражданского законодательства» Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которого : «При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно». Таким образом, установлено общее для всего цикла динамики гражданских правоотношений правило: принцип добросовестности, который находит свое выражение и в основаниях освобождения от гражданско-правовой ответственности, и в защите добросовестного участника, устанавливает определенные правовые критерии поведения участников гражданского оборота.

Границы гражданских прав и исполнения обязанностей являются «краеугольным камнем» для стран с развивающейся экономикой. Большинство исследователей данной проблемы признают необходимость предоставления свободы участникам рыночных отношений. В гражданском праве данное экономическое требование выражено в принципе свободы договора, равенства участников гражданских отношений, беспрепятственного осуществления гражданских прав.

Принцип добросовестности занимает ключевую роль в установлении формального равенства участников гражданских правоотношений, так как «..неограниченная свобода в достижении экономических интересов таит в себе возможность дестабилизации оборота. Правила о добросовестности являются естественным противовесом правилам, утверждающим свободу договора и автономию воли сторон...Нормативное закрепление принципа добросовестности позволит не только установить важнейшие ориентиры поведения субъектов права, но и более широко применять меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников оборота» [7, с.1-2].

Законодатель определил пределы осуществления гражданских прав и обязанностей в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации «Пределы осуществления гражданских прав»: "Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)" [6]. "При злоупотреблении правом в типичном случае речь идет о том, что осуществление индивидуального права оспаривается как недобросовестное. Типичными случаями недобросовестного поведения являются: нечестное (непорядочное) использование собственного правового положения; нарушение собственных обязанностей, основанного на злоупотреблении использования своего формального правового положения; отсутствие собственного интереса, подлежащего защите; нарушение пропорциональности; противоречивое поведение...Таким образом, запрет злоупотреблять правом является следствием общего требования исполнять обязанности добросовестно«.[8, с.65]. Таким образом, в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, принцип добросовестности конкретизирован путем включения категории «заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав». В данном случае принцип добросовестности, выразился в специальной норме, согласно которой лицо, допустившие такое осуществление (действие либо бездействие), лишается в защите принадлежащего ему права полностью или частично.

Исходя из вышеизложенного следует, что в гражданских правоотношениях принцип добросовестности является правовым фактором, который формирует, определяет и закрепляет содержание гражданского правоотношения. Соотношение принципа добросовестности с принципам свободы, автономии воли, запрета злоупотребления правом повышает эффективность гражданско-правового регулирования в целом, предоставляет участникам гражданского оборота наиболее оптимальные формы, пути деятельности.

С введением в статью первую Гражданского кодекса Российской Федерации нормы закрепляющей принцип добросовестности, как основного начала гражданского законодательства России, вопрос о необходимости, ценности, актуальности, содержания для гражданского законодательства, гражданского права и правоприменительной деятельности данного принципа разрешился. Одновременно отпали суждения, касающиеся морально-нравственной составляющей содержания данного принципа, нормативного закрепления добросовестности как презумпции, а также необходимости использования международного опыта применения добросовестности. Российский законодатель не только «формально» закрепил данный принцип, но и, что наиболее существенно, «связал» его сущность и действие с другими институтами гражданского права и нормами гражданского законодательства. Принцип добросовестности таким образом перестал быть неким непонятным оценочным термином, открытой нормой, ограниченно используемой в отдельных гражданско-правовых институтах.

В настоящее время принцип добросовестности связал многие нормы гражданского законодательства и тем самым, предложил новый уровень регулирования гражданских правоотношений. Можно сказать, что из априорного понятия (т.е. знания предшествующего опыту), интуитивного понятия «добросовестность», превратилась в реальное знание, формально-определенную норму, категорию, которые участникам необходимо учитывать, использовать при вступлении в гражданский оборот. Соответственно, закрепление принципа добросовестности как основы законодательства, как «основной нормы», установило приоритет принципа перед большинством норм и институтов гражданского права, придало ему большую юридическую силу и в то же время, практически изменило подход к регулированию гражданских правоотношений.

1. Витушко, В.А. Гражданское право. Общая часть / В.А.Витушко [и др.]; под. Ред. В.А,ВИтушко. _ Минск, БГЭУ, 1997. — 284с.
2. Гражданский кодекс Респубклики Беларусь / Режим доступа: http://pravo.by/world_of_law/text
3. Сайт «Постнаука» / Режим доступа: http://postnauka.ru/video/10778
4. Гражданское право. В 4 т. Т.1: Общая часть: учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 "Юриспруденция"/[Ем В.С. и др.]; отв. ред. — Е.А.Суханов. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ВОлтерс Клувер, 2006. — 720с.
5. Скловский, К. Применение норм о доброй совести в гражданском праве России/К.Скловский//Хозяйство и право.─2002.─№ 9.─с.79-94
6. Гражданский кодекс Российской Федерации / Режим доступа : http://www.gk-rf.ru/
7. Пояснительная записка "К проекту Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также отдельные законодательные акты Российской Федерации"/Режим доступа: www/consultant.ru/дата сохранения: 21.04.2014
8. Жгулёв, А.А. Добросовестность при исполнении обязательства /Жгулёв А.А. — М.: Инфотропик Медиа, 2011. — 112с.
Как стать нашим клиентом?
Заполните короткую форму
и получите бесплатную консультацию

в рамках интересущей Вас практики.
Без спама.
Ваши контактные данные будут
отправлены юристу с опытом работы
в выбранной Вами сфере